История определения сюжета мраморной статуи из собрания Юрьевичей

Мария В. Щетина

Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева, Саратов, Россия, shchetina@yandex.ru

Аннотация.

Статья посвящена установлению авторского названия мраморной статуи, исполненной популярным в XIX веке итальянским скульптором Сальваторе Альбано. Статуя поступила в музей вскоре после революции 1917 года из семейной коллекции дворянского рода Юрьевичей. В музейный инвентарь она была записана под названием «Спящий ангел». Но изображенная фигура явно женская, что противоречит иконографическому канону. Очевидно, что авторское название было искажено из-за ошибки в записях или утраты документов, что нередко случалось в первые послереволюционные годы. Вернуть авторское название помог список произведений скульптора, составленный его близким другом, известным итальянским ученым-литературоведом и писателем, графом Анджело Де Губернатисом.

Ключевые слова:

итальянская скульптура XIX века, мраморная статуя, Октябрьская революция 1917 года, дворянская усадьба, семейная коллекция

Для цитирования:

Щетина М.В. История определения сюжета мраморной статуи из собрания Юрьевичей // Academia. 2020. № 2. С. 268–272. DOI: 10.37953/2079-0341-2020-2-1-268-272

The marble statue from Yurjevich collection. History of definition

Maria V. Shchetina

Saratov State Art Museum after A. N. Radishchev, Saratov, Russia, shchetina@yandex.ru

Abstract.

This article is devoted to the problem of name’s identification of original marble statue, made by extremely popular in 19th century Italian sculptor Salvatore Albano. The statue came to the museum soon after the revolution of 1917 from the noble family collection of Yurievich. In the museum inventory it was recorded as “Sleeping angel”. But the figure is clearly female, which contradicts iconographic canons. It is obvious that the author’s name was distorted because of the errors in records or lost documents, which often happened in the first post-revolutionary years. The list of works of the sculptor, compiled by his close friend, a famous Italian scholar and writer, count Angelo De Gubernatis, helped to return the author’s name of the statue.

Keyword:

Italian sculpture of the 19th century, marble statue, October revolution of 1917, noble estate, family collection

For citation:

Shchetina, M.V. (2020), “The marble statue from Yurievich collection, name’s identification”, Academia, 2020, no 2, pp. 268–272. DOI: 10.37953/2079-0341-2020-2-1-268-272

Введение

В первые годы после Октябрьской революции и Гражданской войны в Саратовский Радищевский музей поступило много художественных произведений из национализированных или разоренных усадеб саратовской губернии. Оказавшись вырванными из привычного семейного уклада, художественные произведения нередко теряли сведения об авторе, названии, имени изображенных лиц, источнике поступления и пр. Поэтому при работе с этими вещами возникает множество вопросов. И каждый раз, когда удается найти новые сведения, – для музейных сотрудников это очень ценный момент.

В 1919 году из усадьбы Лопуховка, принадлежавшей ранее представителям старинного, знатного, но обедневшего рода Юрьевичей[1], поступила большая мраморная статуя, изображающая погруженную в глубокий сон молодую девушку с лебедиными крыльями за спиной[2] (ил. 1). Согласно подписи на основании (ил. 2) она была исполнена известным итальянским скульптором XIX века Сальваторе Альбано (Salvatore Albano; 1839/41–1893) [De Gubernatis and Matini 1889, p. 11–12; Thieme and Becker 1907, p. 178; Bessone-Aurely 1947, p.4–5; Dizionario biografico 1960, p. 610–611; Panzetta 1994, p. 17; Le Pera 2001, p. 11; Dearinger 2004, p. 11–12; Campisani 2005, p. 11–14].

Этот автор принадлежал к числу мастеров, высоко ценимых современниками. Среди его заказчиков были представители высшей европейской знати – светской и церковной, крупной финансовой буржуазии. Пожалуй, самый восторженный отзыв о работах скульптора оставил один из его ближайших друзей – итальянский ученый-литературовед и писатель, граф Анджело Де Губернатис. Он уверял, что работы Альбано «вызывали зависть у многих мастеров, потому что человеческое тело в его произведениях моделировано всегда с поистине уникальной иллюзорностью, и по этой причине, особенно статуи с изображением женских фигур, так востребованы американскими коллекционерами». «Нужно было обладать подлинной гениальностью для создания таких прекрасных творений», «главную и отличительную особенность которых составляют гениальная простота и естественность, умение равным образом совместить силу и грацию, аристократическую трактовку образов и элегантность исполнения» [De Gubernatis, Matini 1889, p.11–12; Campisani 2005, p. 11–14]. Этот отзыв, несмотря на явную чрезмерность и повышенную эмоциональность, очень важен. Он позволяет понять, как воспринимали творчество Сальваторе Альбано современники, что привлекало их в его работах.

Удлиненные пропорции, плавные, текучие линии, отсутствие острых граней, мягкая, но отчетливая проработка форм статуи из собрания Радищевского музея прекрасно отражают стиль этого мастера. Поза спящей девушки, жест ее рук – одна запрокинута за голову, вторая лежит свободно вдоль тела, – очень близки изображениям на античных камеях[3], которые Сальваторе Альбано вполне мог видеть в Неаполе в Национальном музее во время своего обучения в Академии изящных искусств. Сравнение с другими произведениями Альбано[4] позволяет поставить рассматриваемую статую в один ряд с лучшими работами мастера.

Но если имя автора и источник поступления были известны, то название мраморной скульптуры с момента ее поступления в музей вызывало большие вопросы.

В музейную инвентарную опись она была записана как «Спящий ангел». Но изображенная фигура – явно женская, что противоречит иконографическому канону. Очевидно, что авторское название было искажено из-за ошибки в записях или утраты документов при передаче вещей из Лопуховки, что нередко случалось в первые послереволюционные годы.

Долгое время в музее делались попытки найти название, более соответствующее изображению. В 1995 году на выставке «Отзвук славного былого…», посвященной истории дворянских усадеб Саратовской губернии, работа была представлена как «Психея спящая» [Пашкова, Савельева 2001]. Согласиться с этим вариантом нельзя, так как начиная с памятников античности Психею всегда изображали в виде молодой девушки с маленькими крыльями бабочки-мотылька[5].

В.Н. Березина (Государственный Эрмитаж) предложила название «Аллегория сна». Большие, нарочито удлиненные крылья напоминают створки раковины. Они с двух сторон обнимают и словно защищают погруженную в глубокий сон прекрасную молодую девушку, и ее тело становится похожим на драгоценную жемчужину. В общей трактовке образа можно найти сходство с таким популярным сюжетом, как Рождение Венеры (или Афродиты). Но, разумеется, Венерой крылатая девушка быть никак не может.

Лебединые крылья спящей девушки, длинная гибкая шея, мелкая рябь воды вызывают ассоциации с еще одним женским образом, также очень популярным в искусстве последней трети XIX века – образом Девушки-Лебедя. Так, именно с лебедем сравнивал польскую красавицу Марию Калерджи Теофиль Готье в посвященном ей стихотворении[6]. В России в 1875–1876 годах П.И. Чайковский работал над балетом «Лебединое озеро». Камиль Сен-Санс в феврале 1886 года пишет сюиту для камерного ансамбля «Карнавал животных», в которую входит пьеса «Лебедь». Спустя 20 лет хореограф Михаил Фокин поставит на эту музыку для Анны Павловой знаменитый балетный номер «Умирающий лебедь». В 1900 году Михаил Александрович Врубель (1856–1910) создал знаменитую картину «Царевна-Лебедь»[7]. Этот список можно продолжать.

К счастью, Де Губернатис в своей статье 1889 года, посвященной скульптору, привел подробный список его произведений. Более того, он, что крайне важно для нас, указал имена заказчиков и покупателей каждой из названных работ, за одним исключением [De Gubernatis, Matini 1889, p. 11–12]. Мраморная статуя “Il Sogno felice” была приобретена неким «русским путешественником».

Первый вариант скульптуры был исполнен в 1873 году по заказу господина Хорна из Бреслау и повторен еще три раза: для частного коллекционера из Бостона, для Генри Тейта из Лондона[8],

и третья реплика, как было сказано выше, для «русского путешественника».

Почему Де Губернатис не называет фамилию Юрьевич, если статуя была приобретена членом этой семьи, сказать сложно. Возможно, повлияло то, что фамилия слишком непривычна и трудна для итальянского языка. К кругу высшей аристократии, имена которых так льстят тщеславию и создают дополнительную рекламу для работающего мастера, Юрьевичи не принадлежали.

Безусловно, нельзя исключать того, что рассматриваемая статуя была создана после выхода статьи Де Губернатиса, опубликованной за четыре года до смерти скульптора. Ни воспроизведения, ни описания работы найти не удалось. Тем не менее, название “Il Sogno felice” показалось нам более близким сюжетному решению статуи, чем варианты, предлагавшиеся ранее. Его можно перевести как «Счастливый сон». В итальянском, как и в русском языке, слово «сон» мужского рода, но характер трактовки образа, само настроение, создаваемое этой работой, позволяет говорить о том, что название «Счастливый сон» следует воспринимать не как обозначение конкретного аллегорического персонажа, а как отображение самого состояния. Кроме того, итальянское слово sogno означает также «мечта», «сновидение», «грёза». Под названием «Счастливый сон» работа была опубликована в Каталоге зарубежного искусства [Каталог Радищевского музея 2008, с. 390, № 456], с надеждой, что дальнейшие изыскания помогут подтвердить наше предположение.

Заключение

Как многие художники своего времени, Сальваторе Альбано часто исполнял работы, вдохновленные литературными произведениями[9]. Была ли связана с конкретным литературным первоисточником статуя «Счастливый сон» – не известно. Несомненно одно: скульптор Сальваторе Альбано, хорошо улавливавший популярные идеи в искусстве, создал образ спокойной незамутненной красоты с ее прохладной и чистой поэзией, не затронутой волнением. Этот образ достойно продолжил ряд названных выше произведений.

Пережив все трагедии и смуту революционных лет, эта работа попала в Радищевский музей, и мы надеемся, что она будет и дальше радовать наших посетителей. 

Литература

  1. Пашкова, Савельева 2001 – Пашкова Л.В., Савельева Е.К. «Отзвук славного былого…». Дворянские усадьбы Саратовской губернии. Живопись. Графика. Декоративно-прикладное искусство: Каталог [Рукопись, нумерация страниц отсутствует]. Саратов, 2001. 
  2. Савельева 1998 – Савельева Е.К. Коллекции Юрьевичей и Васильчиковых. К истории создания и бытования // Материалы II Боголюбовских чтений (29–31 марта 1995 года). Саратов: Ареал, 1998. 132 с.
  3. Каталог Радищевского музея 2008 – Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева. Зарубежное искусство. Живопись. Рисунок. Скульптура. Шпалеры. Каталог собрания. Т. 2. Саратов: Новый ветер, 2008. 504 с.
  4. Bessone-Aurely 1947 – Bessone-Aurely A.M. Dizionario degli scultori ed architetti italiani. Genova, Italia, 1947. 523 p.
  5. Campisani 2005 – Campisani U. Artisti calabresi: Otto e Novecento. Pittori. Scultori. Storia. Opere. Cosenza, 2005. 398 p.
  6. Dearinger 2004 – Dearinger D.B. Paintings and Sculpture in the Collection of the National Academy of Design. Hudson Hills Press, New York, Manchester, USA, 2004. 644 p.
  7. De Gubernatis, Matini 1889 – De Gubernatis A., Matini U. Dizionario degli artisti italiani viventi, pittori scultori e architetti. Firenze, 1889. 646 p.
  8. Dizionario biografico 1960 – Dizionario biografico degli Italiani. Roma, 1960. Vol. 1. 63 p.
  9. Panzetta 1994 – Panzetta A. Dizionario degli scultori italiani dell’Ottocento e del primo Novecento. Torino, 1994. Vol. 1. 798 p.
  10. Le Pera 2013 – Le Pera E. Arte di Calabria tra Otto e Novecento. Dizionario degli Artisti Calabresi nati nell’Ottocento. Cosenza, 2001. 262 р.
  11. Thieme, Becker 1907 – Thieme U., Becker F. Allgemeines Lexikon der bildenden Kuenstler von der Antike bis zur Gegenwart. Leipzig, 1907–1950. Вd. 1. 578 s.

References

  1. Pashkova, L.V. and Saveleva, E.K. (2001), “Otzvuk slavnogo bylogo…” [Echo of the glorious past... Noble estates of the Saratov province. Painting. Graphics. Arts and Crafts: Catalogue [Manuscript, no page numbering]. Saratov, Russia.
  2. Saveleva, E.K. (1998), “Kollekzii Yurievicei i Vasilchikovykh” [To the history of creation and existence], Materials of the Second Bogolyubov readings (29–31 March 1995), Areal, Saratov.
  3. Katalog Radistschevskogo Museya (2008) [Catalog of the Radishchev Museum. Foreign art. Painting. Drawing. Sculpture. Tapestry], Novy Veter, Saratov, 2008, Vol. 2.
  4. Bessone-Aurely, A.M. (1947), Dizionario degli scultori ed architetti italiani, Genova, Italia.
  5. Campisani, U. (2005), Artisti calabresi: Otto e Novecento. Pittori. Scultori. Storia. Opere. Cosenza, Italy.
  6. Dearinger, D.B. (2004), Paintings and Sculpture in the Collection of the National Academy of Design, Hudson Hills Press, New York, Manchester, USA.
  7. De Gubernatis A. and Matini U. (1889), Dizionario degli artisti italiani viventi. Pittori, scultori e architetti, Firenze, 1889.
  8. Dizionario biografico degli Italiani. Roma, 1960, Vol. 1.
  9. Panzetta A. (1994), Dizionario degli scultori italiani dell’Ottocento e del primo Novecento, Allemandi, Torino, Italy. Vol. 1.
  10. Le Pera, E. (2013), Arte di Calabria tra Otto e Novecento. Dizionario degli Artisti Calabresi nati nell’Ottocento, Edizioni Rubbettino, Cosenza, Italy.
  11. Thieme U. and Becker F. (1907), Allgemeines Lexikon der bildenden Kuenstler von der Antike bis zur Gegenwart. Leipzig, 1907–1950. Вd. 1.

[1] Основателем семейной коллекции был генерал-адъютант Семен Алексеевич Юрьевич (1798–1865), один из воспитателей Великого князя Александра Николаевича, будущего императора Александра II. В 1836 году С.А. Юрьевич женился на Елизавете Андреевне Ниротморцевой, происходившей из дворянского рода, восходящего к началу XVII века. Благодаря этому браку Юрьевичи стали владеть землями в Аткарском уезде Саратовской губернии. В селе Лопуховка появилась усадьба, в которую перебрались на постоянное место жительства из Петербурга представители следующего поколения семьи. Именно они и продолжили пополнять семейную коллекцию.

[2] Мрамор. 75 х 170 х 85. Инв. СК-17.

[3] Например, Спящий Гермафродит. Двухслойный оникс. Александрия. I в. до н. э. 2,1×2,6 см. Национальный археологический музей, Неаполь; аналогии: Британский музей, Лондон; Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург; Национальная библиотека, Париж.

[4] Стелла «Ангел-Хранитель», городское кладбище г. Оппидо-Маммертина, (Италия); «Женская фигура» и «Амур и Психея». 1881. Частные коллекции; скульптурная группа «Мятежные ангелы». 1893. Музей Искусств, Бруклин, США.

[5] Амуры и Психея, совершающие жертвоприношение. Рим. Фреска IV стиля из Помпей (Дом Бронзы, VII, 4, 59). Инв. № 20879. Национальный археологический музей, Неаполь;

Психея в рабстве у Венеры. Сардоникс. Римская работа. I в. до н.э. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

[6] Théophile Gautier. Symphonie en blanc majeur. Из сборника «Эмали и камеи». Оригинал впервые в Revue des Deux Mondes от 15 января 1849 г.

[7] 1900. Холст, масло. 142,5 x 93,5 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

[8] На наш запрос в Галерею Тейт нам ответили, что работ этого скульптора в их собрании нет.

[9] В частности, «Сон» и «Любовь» (обе – 1873) инспирированы поэтическим сборником «Восточные мотивы» (Les Orientales, 1829) Виктора Гюго; «Христос на кресте» – сонетом Анджело Де Губернатиса.

Поделиться:

Авторы статьи

Информация об авторе

Мария В. Щетина, Саратовский государственный музей имени А.Н. Радищева, Саратов, Россия; 410600, Россия, Саратов, ул. Радищева, 39; shchetina@yandex.ru

Author Info

Maria V. Shchetina, Saratov State Art Museum named after A.N. Radishchev, Saratov, Russia; 39 Radishchev St, 410600 Saratov, Russia; shchetina@yandex.ru