П.С. Коган и организация художественных выставок СССР в Италии в 1920-е годы

Наталия Б. Безрукова

Российский государственный гуманитарный университет, Москва, Россияnataly-bezrukova@mail.ru

Аннотация

Фигура Петра Семеновича Когана, историка литературы и критика, президента Государственной академии художественных наук (ГАХН), в научных исследованиях рассматривается в контексте истории русской и западноевропейской литературы, истории Государственной академии художественных наук. До настоящего момента деятельность П.С. Когана в области организации международных выставок 1920-х годов не освещалась. В статье дана оценка вклада П.С. Когана в работу над выставками СССР в Италии в 1920-х годах. Основой для исследования послужили архивные документы Российского государственного архива литературы и искусства, которые публикуются впервые.

Ключевые слова:

художественные выставки, биеннале, Петр Коган, Борис Терновец, Государственная академия художественных наук

Для цитирования:

Безрукова Н.Б. П.С. Коган и организация художественных выставок СССР в Италии в 1920-е годы // Academia. 2024. № 1. C. 100–100. DOI: 10.37953/2079-0341-2024-1-1-100-100

Pyotr Kogan and the organization of Soviet art exhibitions in Italy in the 1920s

Nataliya B. Bezrukova

Russian State University for the Humanities, Moscow, Russia, nataly-bezrukova@mail.ru

Abstract

The role of Pyotr Semenovich Kogan, a literary historian and critic, and the President of the State Academy of Arts Sciences (GAHN), is examined in scholarly research within the context of Russian and Western European literature history, as well as the history of the State Academy of Arts Sciences. Until now, Kogan’s involvement in organizing international exhibitions in the 1920s has not been extensively explored. The article evaluates Pyotr Semenovich Kogan’s contribution to the organization of Soviet exhibitions in Italy during the 1920s. The study is based on archival documents from the Russian State Archive of Literature and Art, which are being published for the first time.

Keywords:

art exhibitions, biennale, Pyotr Kogan, Boris Ternovets, State Academy of Artistic Sciences

For citation:

Bezrukova, N.B (2024), “Pyotr Kogan and the organization of Soviet art exhibitions in Italy in the 1920s”, Academia, 2024, no 1, pp. 100–100. DOI: 10.37953/2079-0341-2024-1-1-100-100

Ученый, литературовед и переводчик Петр Семенович Коган известен и как инициатор создания Государственной академии художественных наук (ГАХН) и ее первый президент. В 1921–1925 годах он был избран на эту должность отчасти из-за личного расположения к нему наркома просвещения РСФСР Анатолия Васильевича Луначарского. Не последнюю роль сыграли и личные взгляды Когана-марксиста. ГАХН была одной из ключевых институций того периода, осуществлявшей выставочную деятельность СССР за рубежом. Должность президента академии открыла П.С. Когану двери в международное выставочное сообщество, позволив погрузиться в гущу проблем по подготовке крупнейших международных выставок 1920-х годов. В этой статье дается оценка деятельности П.С. Когана в этой области, поскольку ранее в научных публикациях данная тема специально не освещалась.

В первые годы после установления Советской власти участие в Международных выставках было важно, в первую очередь, для укрепления культурно-экономических связей с Западом. В феврале 1924 года после установления дипломатических отношений между СССР и Италией разгорелись споры о том, в ведение какого органа должен перейти советский павильон в Венеции, в садах Джардини.

Изначально предполагалось создание специального комитета при Комиссии заграничной помощи. Однако А.В. Луначарский выступил против этого: «Отнюдь не могу согласиться с тем, что венецианская выставка должна пройти через особый Комитет по организации художественных турне и художественных выставок. Совершенно очевидно, что столь важное государственное предприятие, ведомое непосредственно НКП и НКИД (Народный комиссариат просвещения и Народный комиссариат иностранных дел – прим. авт.), не только не нуждается в особой санкции комитета, но может только попасть в путаницу благодаря этой новой совершенно излишней инстанции» [Молок 2013, с. 45]. Согласно директиве Наркома просвещения, управление павильоном перешло к Государственной академии художественных наук.

Ил. 1. Российский павильон в Венеции, 1914.

Первой зарубежной выставкой, которую курировала ГАХН, стала XIV Международная выставка искусств в Венеции 1924 года. В феврале 1924 года при Академии художественных наук были созданы Художественный совет выставки во главе с А.В. Луначарским и Комитет русского отдела, который возглавил официальный комиссар выставки П.С. Коган.

Ранее, 15 января 1924 года, Народный комиссариат Просвещения в ходе закрытого заседания постановил, что в Русском Отделе выставки возможно участие русских художников, живущих за границей, которые являются политически нейтральными. Академии было предложено представить список таких художников на утверждение председателя Государственного ученого совета[1].

21 марта 1924 года Председателем Комитета Русского отдела выставки искусств в Венеции П.С. Коганом был озвучен список русских художников, находящихся за границей, которых Комитет был готов пригласить к участию в Русском отделе[2]. В списке было десять имен: Борис Григорьев, Лев Бакст, Дмитрий Стеллецкий, Борис Анисфельд, Александр Яковлев, Василий Шухаев, Марк Шагал, Василий Кандинский, Наталья Гончарова, Константин Коровин. Список художников-эмигрантов в конечном итоге должен был рассмотреть и утвердить М.Н. Покровский, заместитель наркома просвещения.

В вопросе отбора художников-эмигрантов у членов Комитета не было единогласия. Были опасения не только идеологического толка, но и более прозаические. «Приглашать слабых заграничников не имеет смысла; приглашать сильных – опасно и невыгодно. Как бы не получилось конкуренции между русскими художниками, живущими за границей и художниками, оставшимися в России»[3], – отмечал А.В. Луначарский.

На заседании Художественного Совета Русского отдела XIV Международной выставки искусств в Венеции 25 марта 1924 года обсуждались общие вопросы подготовки выставки (П.С. Коган), общественное настроение Италии в связи с предполагаемым участием СССР в венецианской выставке (Н.И. Иорданский), принципы построения экспозиции (А.М. Эфрос).

П.С. Коган высказывал предположение, что при удачном подходе «выставка может сыграть крупную агитационно-художественную роль, не лишенную и политического значения»[4]. «Политическое значение» участия в Международных выставках будет впоследствии ключевым при отборе произведений.

Согласно высказыванию А.М. Эфроса, при составлении списка художников, которых Комитет планировал пригласить к участию в выставке, Комитет руководствовался четырьмя принципами: «1) высококачественность экспонатов; 2) современность; 3) беспартийность (все лучшее от всех направлений); 4) отражение Советской России в искусстве»[5]. Примечательно, что в данном списке стремление продемонстрировать на выставке многоголосье художественных течений выражено с использованием политической лексики.

Ил. 2. Павильон России в Венеции.

Цитаты Наркома просвещения А.В. Луначарского помогают прочувствовать настроения в ходе работы над выставкой, цели и задачи организаторов. «Заграница интересуется, есть ли искусство в России. Мы должны доказать, что русские художники живы, существуют, работают и идут вперед, что русское искусство ценно и интересно; что художники работают с нами, входят в нашу жизнь и сливаются с нами»[6]. «Венецианская выставка ‒ базар; но на этом “торжище” мы должны явиться с высококачественным товаром»[7].

По вопросам отбора произведений Комитет основывался на «высококачественном искусстве индивидуальных мастеров»[8]. На выставке планировалось отвести значительное место под индивидуальное искусство; с особым вниманием относились к произведениям, отражающим современную эпоху. В рамках подготовки Русского отдела П.С. Коган вместе с членом комитета и генеральным секретарем отдела Б.Н. Терновцом был избран председателем театральной экспертной группы. В задачи экспертов входил предварительный отбор произведений перед окончательным утверждением списка Комитетом. Другие группы были утверждены в следующих составах: живописная группа в составе председателя А.М. Эфроса, А.В. Бакушинского, Б.Н. Терновца; скульптурная ‒ председатель В.Н. Домогацкий, Б.Р. Виппер, А.М. Эфрос.

После окончания работы русского павильона Венецианской выставки П.С. Коган был командирован в Италию для отбора экспонатов на выставки в Лондоне и Париже. Сразу же из Италии Когану следовало отправиться в Париж для переговоров по вопросам организации работы павильона СССР на Международной Выставке Художественной промышленности[9]. В Париже в качестве искусствоведа-консультанта П.С. Когана должен был сопровождать Б.Н. Терновец.

В 1926 году СССР не принимал участия в XV Международной Выставке искусств в Венеции ввиду экономических причин. Следующая крупная выставка в Италии ‒ III Международная выставка декоративных искусств в Монце-Милане, которая открылась 31 мая 1927 года.

В марте 1927 года Народным комиссариатом по Просвещению Коган был командирован в Италию на два месяца для руководства отделом СССР на Монце-Миланской выставке. Вместе с ним на этот же срок были командированы Борис Терновец (на этой выставке ‒ заведующий секцией графики, полиграфии и художественной индустрии ‒ прим. авт.) и Борис Шапошников, научный сотрудник и член президиума ГАХН, генеральный секретарь отдела СССР.

После проведения четырех биеннале в Монце (1923, 1925, 1927 и 1930 гг.) выставка была перенесена в Милан, а формат был изменен на триеннале. Помимо крупных выставок в Венеции и Милане, СССР принимал участие и в выставках меньшего масштаба.

24 апреля 1927 года во Флоренции состоялось торжественное открытие Международной выставки гравюры. Советский отдел на этой выставке курировала Академия художественных наук. В отделе СССР был представлен 91 экспонат.

Как следует из выписки апрельского отчета Римского Консульства, «отдел СССР представляется очень непрезентабельно по сравнению с отделами других государств, не только второстепенных, но даже третьестепенных, и в отношении количества экспонатов и их развески, и всей декоративной стороны в совокупности. <…> В общем наш отдел представляется бедной золушкой не только среди пышно развернувшихся отделов Франции, Испании, Германии и Англии, но не может даже равняться с польским, финляндским и эстонским отделами[10]. На настоящий момент выявленные источники, связанные с Международной выставкой гравюры во Флоренции, не позволяют описать эту выставку более полно.

27 августа 1928 года на заседании Коллегии Главного управления по делам художественной литературы и искусства (Главискусства) обсуждался вопрос о контроле над художественными выставками за границей. В ходе заседания было принято решение, что Междуведомственной Комиссии по организации выставок необходимо находиться в составе Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС), «причем необходимо, чтобы в этой Комиссии было обеспечено постоянное влияние НКПроса (Народного комиссариата просвещения ‒ прим. авт.) как по линии научной, так и по линии художественной»[11]. Эта задача была поручена А.А. Федорову-Давыдову и П.С. Когану.

Впоследствии П.С. Коган не раз выдвигал идею о необходимости сосредоточить всю работу по выставкам в ВОКС, централизовать ее. Этот вопрос обсуждался на заседаниях Постоянного Выставочного комитета при ВОКС – в частности, 6 января 1928 года[12].

Ил. 3. Выставка в павильоне России, 1924.

27 января 1928 года состоялось заседание Постоянного Выставочного Комитета при ВОКС, на котором обсуждался состав Комитета. Председателем был назначен П.С. Коган. Для консультаций по выставкам предполагалось приглашение Якова Тугенхольда. В зависимости от характера выставки, к работам в Выставочном комитете следовало привлекать отдельные секции ВОКС: музыкально-театральную, кино, фото, архитектурную, художественную, художественной промышленности. Междуведомственная выставочная секция должна была созываться один раз в два месяца. Вышеозначенные секции ВОКС должны были выделять по одному представителю для участия на заседаниях. В состав данной секции входили представители от Народного комиссариата торговли, Народного комиссариата иностранных дел, Главного управления научными, научно-художественными и музейными учреждениями (Главнауки), а также Центрального комитета профессионального союза работников искусств (ЦК Рабис)[13].

XVI Международная выставка искусств в Венеции, которая проходила с мая по ноябрь 1928 года и была также организована под патронажем ГАХН, отличалась тем, что впервые Комитет выставки не имел своего представителя на ней в Италии. Выставка в павильоне СССР была посвящена 10-летию Красной Армии. Ее успех, как у публики, так и у критики, способствовал регулярному участию СССР в последующих трех выставках. В 1936 году СССР участия в Выставке не принимал: причиной тому стало недовольство чиновников результатами Выставки 1934 года. Советский павильон пустовал до начала «оттепели».

В 1929‒1930 гг. происходят серьезные кадровые изменения в двух ведущих органах государственного управления, в деятельность которых входили организация и контроль выставок, ‒ Народном комиссариате просвещения и Всесоюзном обществе культурной связи с заграницей. А.В. Луначарского на посту наркома просвещения сменяет А.С. Бубнов, а О.Д. Каменеву, сестру Л.Д. Троцкого, на посту председателя ВОКС ‒ Ф.Н. Петров. Оба деятеля максимально соответствуют партийным задачам текущего момента, они как нельзя лучше подходят для формирования новой социалистической культуры. Эти кадровые изменения стали лишь малой частью преобразований всех областей культурной жизни, невозможной без политического и идеологического вмешательства.

В 1930 году павильон СССР переходит под управление ВОКС. Внутри ВОКС был создан Выставочный комитет под руководством П.С. Когана, который стал комиссаром павильона СССР. Экспозиционная политика с этого момента становится крайне идеологизированной. На сцену выходят новые люди, новые выставки и новое искусство.

В ходе настоящего исследования выявлено, что П.С. Коган не оказывал концептуального влияния на состав выставок, не принимал ключевых решений в ходе их подготовки и, что характерно, не вмешивался в процесс работы. Это становится очевидным, в частности, из Протоколов заседаний Выставочного Комитета, которые зафиксировали крайне мало реплик П.С. Когана, как правило, не участвовавшего в прениях и спорах.

Б.Н. Терновец, директор Государственного музея нового западного искусства, действительный член ГАХН, принимавший активное участие в организации советских разделов на ключевых международных выставках 1920-х годов, в своих воспоминаниях не зафиксировал весомых фактов о личности и деятельности П.С. Когана, которые могли бы помочь полнее раскрыть настоящую тему. Это может объясняться тем, что Коган действительно не сыграл сколько-нибудь значимой роли в деле становления выставок и его должность была номинальной, либо умышленным умолчанием ввиду профессиональной этики.

Если в художественных вопросах у Комитета была автономия, то по вопросам проведения экспертизы экспонатов с политической точки зрения Комитет был вынужден следовать мнению приглашенных специалистов из Наркомата иностранных дел и других органов. Бюрократические процедуры согласования требовали много сил и времени, и не всегда П.С. Коган мог влиять на ускорение этих процессов.

П.С. Коган выполнял функцию связующего звена между Академией и другими органами государственного управления СССР. При подготовке и реализации Международных выставок управленческий функционал Когана выражался, прежде всего, в представительской деятельности, в то время как кураторскую роль выполняли искусствоведы и художники: Б.Н. Терновец, Я.А. Тугенхольд, Д.П. Штеренберг и др. Будучи протеже и в значительной степени единомышленником наркома просвещения А.В. Луначарского, П.С. Коган отчасти смог быть проводником его идей и установок. Принципиальной роли деятельность П.С. Когана в организации Международных выставок не сыграла, однако он понимал важность этих выставок для советского государства и не препятствовал концептуальным разработкам коллег.

Литература

  1. Безрукова 2022 – Безрукова Н. Б.Н. Терновец и музейная практика 1920–1930-х годов // Вестник КАЗГУКИ. 2022. № 1. С. 46.
  2. Кочнева 2016 – Кочнева Е. «Человек Европы»: художник и искусствовед Б.В. Шапошников // Наше наследие. 2016. № 119. С. 104.
  3. Молок 2013 – Молок Н. Русские художники на Венецианской биеннале, 1895–2013. Москва: Stella Art Foundation, 2013. С. 45.
  4. Перенижко 2022 – Перенижко О.А. Роль Венецианской Биеннале 1924 г. в развитии советско-итальянских культурных связей // Общество: философия, история, культура. 2022. № 9. С. 123.

References

  1. Bezrukova, N. (2022), “Boris Ternovets i muzeinaya praktika” [Boris Ternovets and museum practices of the 1920s–1930s], Vestnik KAZGUKI, (1), p. 46.
  2. Kochneva, E. (2016), “Сhelovek Evropy: khudozhnik i iskusstvoved B.V. Shaposhnikov” [The Man of Europe: the artist and art critic Boris Shaposhnikov], Nashe nasledie, (119), p. 104.
  3. Molok, N. (2013), “Russkie khudozhniki na Venezianskoi biennale, 1895–2013” [Russian artists at the Venice Biennale], Stella Art Foundation, Moscow, Russia, p. 45.
  4. Perenizhko, O. (2022), “Rol’ Venezianskoy Biennale 1924 g. v razvitii sovetsko-italyanskikh kulturnykh svyazey” [The role of the 1924 Venice Biennale in the development of Soviet-Italian cultural ties], Obshchestvo: filosofiya, istoriya, kul'tura, (3), p. 123.

Список сокращений

ВОКС ‒ Всесоюзное общество культурной связи с заграницей

ГАХН ‒ Государственная академия художественных наук

Главискусство ‒ Главное управление по делам художественной литературы и искусства

Главнаука ‒ Главное управление научными, научно-художественными и музейными учреждениями

ГУС ‒ Государственный ученый совет

НКИД ‒ Народный комиссариат иностранных дел

НКП ‒ Народный комиссариат просвещения

РГАЛИ ‒ Российский государственный архив литературы и искусства

ЦК Рабис ‒ Всесоюзный профессиональный союз работников искусств

К иллюстрациям

Ил. 1. Российский павильон в Венеции, 1914. Источник: strelkamag.com

Ил. 2. Павильон России в Венеции. Фото Marco Cappelletti / KASA.

Ил. 3. Российский павильон в Венеции, 1914. Источник: strelkamag.com


[1] РГАЛИ. Ф. 237. Коган Петр Семенович (1872‒1932) ‒ историк литературы, критик. Оп. 2. Ед. хр. 173. Л. 22.

[2] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 173. Л. 24.

[3] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 173. Л. 30.

[4] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 173. Л. 28.

[5] Там же.

[6] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 173. Л. 30.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 173. Л. 63.

[10] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 177. Л. 6.

[11] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 177. Л. 7.

[12] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 180. Л. 45.

[13] РГАЛИ. Ф. 237. Оп. 2. Ед. хр. 180. Л. 52.

Поделиться:

Авторы статьи

Image

Информация об авторе

Наталия Б. Безрукова, аспирант, Российский государственный гуманитарный университет, Москва, Россия; 125993, Россия, Москва, Миусская пл., д. 6; nataly-bezrukova@mail.ru

Аuthor Info

Nataliya B. Bezrukova, graduate student, Russian State University for the Humanities, Moscow, Russia; bl 6 Miusskaya Square, 125993 Moscow, Russia; nataly-bezrukova@mail.ru